Маша Синяева. Путь ученика. Я победила! Я победила все откаты и пошла на Белуху. (Школа Свободы. Основатель Дмитрий Раевский, СБГ — Сёстры Белой горы)

raevskyschool

Подготовка.

Мы конечно к этому готовились. Мышление готовили. Цели ставили очень мощные. И физически готовились, потому что пойти на Белуху это не просто яйцо варёное съесть. Мы проходили много чего. Бег, упражнения на тренажёрах, приседания, пистолетики, поперечные упражнения. В общем всё как надо. 

Но все равно такой классный опыт. Когда ты понимаешь, что у меня в жизни ничего такого вообще никогда не было. То есть я не знаю, что там будет. Я ходила в разные походы. Но идти на гору летом, тем более у меня не было такого опыта. Поэтому у меня реально жизнь поделилась на «до», — 4 августа мы вылетали, и «после».

— И что будет дальше? — я об этом подумаю завтра… 

Вот такая у меня была мысль: 

— об этом подумаю завтра. Ну, в смысле, 4 августа.

Строить какие-то ожидания, предположения было совершенно бессмысленно. И правильно, потому что всё оказалось совсем непохожим на то, что можно было даже вообразить. 

Дружная компания.

Нас оказалось довольно большая группа девочек. Потому что все шли на посвящение. Поэтому у нас было 20 девочек, и с нами было пять парней. Такая нормальная процентовочка для похода в горы, с рюкзаком, который весит 20 килограмм.  Наверное, это было такое первое испытание, которое предстояло. 

То есть понимание, что вот всё то, что тебе нужно, — спальники, вещи, твоя еда, это всё ты несёшь на себе. И причем переходы будут конкретные. И всё время в палатках спать. Обычный, почти такой нормальный человеческий поход. В который просто я ещё никогда не ходила. И я была в этом не одинока. 

Питание и шаблоны.

Эти все физические преодоления они заморачивали меня. Еще напрягал другой момент. Я сыроед. То есть ем только свежие овощи и фрукты, иногда сухофрукты и орехи. И когда на меня смотрели какие-то люди, они меня спрашивали о том, что я иду скоро в горы. Я сыроед. И люди удивлялись мне. Говорили:

— Бедная Маша. Как тебе там тяжело будет!

— Спасибо большое, люди добрые. Спасибо! Как-нибудь выживем. 

Правда, мне говорили, что все в горах дохнут. Пока ты не сдохнешь в этом нет смысла. Потому что вообще, зачем в горы то идти. Ну не просто потому, что это прикольно, классно потаскаться с рюкзаком. 

Командная работа.

А потому, что в горах происходит такой момент. От этих всех физических преодолений с одной стороны; от выхода из зоны комфорта с другой стороны; от работы в команде с третьей стороны; и от близости к Космосу; от тонкого, высокого звучания вне цивилизации, когда ты вырван абсолютно из своего быта и зоны комфорта — у тебя происходит взрыв. Тебя просто вскрывает, и ты встречаешься со своим эго. И оно просто начинает отваливаться. Качественно сказать, что оно сразу уничтожается, я так не берусь. Всё бывает по-разному. 

Трансформации в горах.

Но происходят серьезные процессы трансформации именно в горах. Может, поэтому берёшь этот рюкзак и идешь. 

Но вот только с самого начала нам сразу было сказано нашими чудесными проводниками, ты в любом случае умрешь. Но если ты будешь пытаться идти собой и своими силами, то ты вообще умрёшь. А вот если ты будешь идти в команде и это было главное условие на самом деле. И если ты почувствуешь эту всю группу. И если ты будешь доверять проводнику и вверяться ему. И идти как бы, не своей силой и не ради каких-то своих личных амбиций или спортивного интереса. В этом случае ты тоже, конечно умрёшь. Но не так быстро. По-другому ты умрешь, до светлой жизни. Знаешь я вообще поняла, что я сильная женщина. Еще и физически. То есть как бы коня на скаку остановлю, в горящую избу войду. Это для меня не проблема. 

Страхи и преодоления

И честно сказать, мои эти все страхи холода-голода, они в горах вообще ушли. Я даже какой-то момент ощущала, что они подлетают к тебе эти страхи. И потом чувствую, что им тут вообще не место. И они улетают куда-то далеко. 

Я прям, почувствовала такие мелочи эти физические ограничения, преодоления. Они по сравнению с грандиозностью всего того, что там происходило между нами.

 Правильное целеполагание.

Мы шли много, большие расстояния с тяжелыми рюкзаками. Но с самого начала у нас у всех была очень большая и светлая цель. Мы старались, и вырабатывали правильные отношения. Мы старались, и поддерживали какие-то высокие отношения в группе. 

Но знаешь, тот момент когда ты понимаешь, что рядом с тобой 20 девчонок и несколько парней. Которые все разные, каждый со своей судьбой. Но их всех привело на гору что-то с одной стороны разное. А с другой стороны такое общее. И ты вообще перестаешь думать о себе, в этот момент.

И вообще, на самом деле, если ты будешь в горах думать о себе, если что-то с тобой будет происходить, и ты будешь уходить в себя, то ты скончаешься. 

Мечта

Я очень четко помню один момент. Я всегда мечтала, чтобы у меня была сестра. Это было уже за середину похода. Я помню тот момент, когда я вдруг смотрю на девочек, которые были рядом. И понимаю, что эти девочки мне как сёстры. У меня теперь такая сестра. Есть другая. И их много, и они все разные. Конечно, я не скажу, и это будет неправда, если сказать, что со всеми у меня возникла абсолютная близость. Нет. Но с кем-то вот это узнавание сразу случилось.

И проводники наши. Наши проводники это вообще отдельная космическая история. Когда ты понимаешь, что есть люди, которые с одной стороны очень глубокие. И с другой стороны они очень мощные. С третьей стороны очень внимательные. А с четвёртой стороны самое интересное, что они могут также безудержно смеяться над чем-то. В непогоду смотреть в колонке какие-то фильмы. Это все очень красиво. Это все волшебно. И было совсем не холодно. 

Восхождение на Белуху

Когда мы пошли на само восхождение на Белуху, — это было ночью. В 12 часов ночи мы вышли из нашего лагеря. Это была самая холодная ночь, как оказалось. Минус 15 градусов. А так получилось, что перед этим нам провели инструктаж. Про то, как вообще ходить в горы. Как ходить в связках. Как ходить с ледорубами. Как зарываться в лед. Что делать если кто-то сорвался с горы. Потому что, это на самом деле все было вообще не шутки. Это серьезно. Это горы. И там люди могут погибать. И там сходят лавины. 

Но за всю историю школы не было ни одного такого несчастного случая. И даже с нами в группе было две женщины, которым за 60 лет. И всё хорошо. 

Но когда мы пошли на само восхождение, так получилось, была абсолютно темная ночь. Мы шли в связке. Первый шёл наш главный проводник. Наш прекрасный, великий и могучий Андрюша. А я шла вторая за ним. И потом еще за мной три человека. Мы связаны одной веревкой. 

И вот представь эту картину. Абсолютно темная ночь. Где-то есть та самая гора. И где-то возможно есть тропа. Но ты идешь по леднику и он за завален снегом. И нет никаких указателей, ни фонарей. Ничего. И при этом под этим снегом где-то есть трещины. Трещины в леднике. Они могут быть маленькие. А могут быть несколько метров. И если человек в них проваливается, это зависит от ширины трещины. И последствия могут быть самые летальные. 

И вот я помню это ощущение. Наверное, было холодно. Возможно, было тяжело. Ночь. Я не спала почти две ночи. И вот, идет передо мной Андрей, я вторая. Я понимаю, что он тропит. Он прокладывает тропу. Каждый его шаг может быть шагом в трещину. И конечно теперь я понимаю, что он идет своим сердцем. Слушает своё сердце. Но если что-то с ним случится, то вытаскивать его мне. Я все время старалась держать его. Тем более, что дома его ждала молодая жена. 

И знаешь, в этих мыслях так было с одной стороны ответственно идти. С другой стороны, так легко. И очень правильно говорят ребята: это просто классно. И мы сначала мы дошли до места, где случилось наше посвящение. Про это я сейчас не готова рассказывать. А потом дошли практически до вершины. Мы немного не уложились, потому что мы пришли сюда, когда было 9 утра. Начинало светить яркое солнце, сходили лавины. Поэтому мы вынуждены были, не дойдя 200 метров до вершины спуститься. 

Подарки гор.

Но важно не это. А важный для меня момент был, когда ты абсолютно чувствуешь, что ты идешь не для себя. И вообще во всех смыслах не для себя. И при этом очень легко. 

У меня сложились там, на Белухе две песни. Одна когда я шла туда, другая — когда я шла обратно. 

Потом мы вернулись в город. А у тебя полное ощущение, что ты еще в горах. И оно сохраняется еще очень долго. И в самом деле в это время ты ходишь в городе. И ты несешь в себе вот эту всю грандиозность. Эту чистоту, этот свет, бесконечность. И ты как будто не по земле ходишь. И все люди это замечают. Все говорят: как светло становится рядом с тобой. 

Ну а дальше что? Что дальше?

А дальше очень хочется не потерять, а наоборот приумножить. Потому что это и есть то, что делает СБГ — это самое звучание Космоса, чистоту, свет, красоту. Она как бы через себя опускает это на землю. Ты у меня спросила: правда, да? А вот я это прям почувствовала. И я тебе тоже желаю.